"Азербайджанское метро..."
\\ Нет комментариев.


…Кавказ подо мною. Один в вышине

Стою над снегами у края стремнины…

Пушкин А.С.

«Шанс, шанс» — кричал Адиль, интенсивно жестикулируя и делая страшные глаза. Он повторял это последние часа четыре подъема. Когда же мы, наконец, добрались до нашего лагеря, расположенного на более менее ровной площадке на высоте 3000 метров, он начал говорить это всечаще и настойчивей.

Когда накануне вечером выяснилось, что наши проводники практически не говорят по-русски, я был слегка удивлен.

- А как же мы будем с ними общаться на горе? – спросил я.

- Не волнуйся, — сказал организатор нашей охоты Асиф, — ни у кого проблем не возникало. А если будет надо, то я все вопросы решу по рации. Ох, зря нас тогда успокоили его слова.

Совсем недавно, просматривая старые фотоальбомы, я нашел свою детскую фотографию, сделанную моими родителями во время нашей поездки в Северную Осетию. Было мне тогда лет 11 или 12, точно не помню. Зато в моей памяти эта поездка запечатлелась очень хорошо. Я запомнил бурные горные реки и ловлю форели с нашим инструктором Русланом: меня тогда впечатлило, что рыба может быть без чешуи и что она такая сильная, что способна даже подниматься вверх по водопадам. Когда я самостоятельно попытался поймать форель, то засадил себе крючок глубоко в палец. Запомнил горные вершины и ледник, на который сумели подняться не многие, но среди них был я и мой папой. Запомнил густые леса в долинах и лягушек-квакш на листьях деревьев. И главное — очень добрых и отзывчивых людей. Может именно тогда я и влюбился в горы?

Через много лет, путешествуя в горах Туркмении и Киргизии, я радовался и восхищался ими, но то детское чувство не возвращалась. Возможно, так бы и продолжалось дальше, но судьбе было угодно, чтобы я вновь попал на Кавказ.

IMG_0113.JPG

Июньская поездка в Азербайджан на Большой Кавказский хребет перевернуло все. Мои детские воспоминания нахлынули с новой силой, и я с восторгом окунулся в окружающий меня мир гор. Было самое начало лето, а в горах весна. Снег с вершин сошел совсем недавно, а местами все еще лежал в ущельях, и молодая зелень, с обилием цветов и запахов, буйствовала вокруг. Я вдыхал полной грудью и никак не мог надышаться. Широко открытыми глазами я смотрел на величественные отроги гор и склоны, утопающие в зелени буковых лесов. Как давно я мечтал попасть именно в эти горы и обязательно летом. И вот мечта сбылась.

IMG_0053.JPG

Сил идти не было никаких. Обещанные шесть часов подъема вылились для нас, жителей городского мегаполиса, во все девять. Ноги дрожали и радовались ровной поверхности под подошвами. Хотелось лечь и не делать никаких движений.

- Да идите вы на хрен, — заявил Игорь, — не пойду я никуда. Завтра пойдем. Выбор был за ним, он охотник, ему и решать.

- Завтра ноо шанс. Давай, давай щас, — подгонял Адиль, — давай отдыхать, кушать и — там Тур, шанс.

Двадцатиминутный отдых с чаем и перекусом не принес особого облегчения. Но все-таки мы поднялись и стали собираться. Предстояло подняться еще на высоту метров 100, но ногами по скалам проделать еще около километра. Эх, «по что я не птица, по что не летаю».

P6110679.JPG

Мы вылетали из Домодедово поздним вечером накануне праздников, и аэропорт просто кишел народом. Игорь, мой товарищ по охотам и путешествиям, застрял в пробке на подъезде к аэропорту, и я томился у стоек регистрации, разглядывая пассажиров. Справа от меня шла регистрация на рейс в Баку, и энергичные азербайджанцы громко сотрясали воздух своими гортанным языком, состоящим из русских и азербайджанских слов. А точно напротив шла регистрация на рейс в Ереван. И надо было видеть, как два непримиримых кавказских народа демонстративно отворачиваются друг от друга.

Игорь приехал в аэропорт часа за полтора до нашего вылета, и мы поспешили к стойке регистрации. Нет, мы не боялись опоздать на самолет, но нам надо было успеть оформить вывоз оружия. Кто возил в самолетах оружие, тот представляет, во что может вылиться его оформление. Особенно когда вывозишь его за границу, а тем более в страны ближнего зарубежья (в бывшие советские республики).

Я в этот раз оружия не вез, поскольку стрелять не собирался. Честно скажу, цена за Тура в Азербайджане была мне не по карману. Но оставить друга не мог и с удовольствием не только организовал поездку, но и согласился его сопровождать.

Таможенник у стойки «красного коридора» довольно неприветливо встретил нас словами: «Не знаю, успею ли я оформить оружие до вашего вылета…». Мы переглянулись. Игорь протянул ему документы.

- А это что? — спросил тот, глядя на вложенную валютную купюру.

- Ускоритель процесса, — ответил Игорь.

И процесс действительно ускорился. Причем к моменту, когда мы уже сдали оружие и не без удовольствия прошли через «красный коридор» мимо толпы, ждущей своей очереди у паспортного контроля, перед нами извинились за первоначальные «осложнения». Ох, Россия-матушка…

Мы прилетели глубокой ночью и, выйдя из аэропорта, окунулись в душную бакинскую ночь, пронизанную сильным ветром и морской солью. Сразу почувствовалась близость моря. Но утром установилась прекрасная тихая солнечная погода, которая сопровождала нас всю поездку. Шестичасовую дорогу, половину которой мы проделали на комфортабельном автобусе, а оставшуюся часть в кузове грузового КАМАЗа, нельзя было назвать утомительной. Хотя последние три часа нас трясло, подбрасывало и раскачивало в пыльной духоте подбрезентного пространства кузова. Среди запахов пота, бензина, выхлопа соляры и густой белой пыли мы проделали дорогу по пересохшему каменистому руслу горной реки от последней деревни до охотничьей базы, успев и перезнакомиться и пристреляться во время одной из остановок.

P6110654.JPG

Когда готовилась эта поездка, мы точно знали, что с нами вместе приедут на охоту двое испанцев с нашей старой знакомой и организатором охоты Наталией. Но охотников оказалось значительно больше. Испанцев было не двое, а трое, а также к нам присоединился еще один русский охотник – Виктор.

IMG_0009.JPG

И если еще добавить всех егерей, обслугу в лагере, повара и прочих помощников, то общий состав «экспедиции» заехавшей на базу был больше 20 человек.

P6100645.JPG

Пока шла разгрузка, мы уютно расположились в летней столовой и за рюмкой чая стали обсуждать завтрашний выход в горы.

- Не переживайте, — говорил Асиф, — сегодня вечером старший егерь Нариман посмотрит на каждого, определит кто на что способен, и тогда уже распределит зоны охоты.

- Это как же он определит? — интересовался Игорь, — я, например, знаю, что подготовлен плохо. Мало ли как мы внешне выглядим?

- Не волнуйся, Нариман все расскажет, — успокаивал Асиф.

Ох, сколько раз позже мы вспоминали эти рассуждения Асифа. Нам досталась одна из самых сложных и высоких зон. Нариман определил, что мы подготовлены ХОРОШО. Вот бы его слова да богу в уши…

Забегая вперед скажу, что после нашего возвращения мы услышали, со всем кавказским сожаление: «ну, мы думали, что вы хорошо подготовлены». Блин, а прислушаться к нашему мнению было трудно? Но если быть честными, то среди всей команды только один человек выглядел лучше, чем мы, это испанский охотник с красивым именем Цезарь. Маркетолог одной из крупных испанских фирм, лет около сорока, сухой, поджарый, спортивного телосложения, он ни в чем не уступал в горах проводникам. Его два соотечественника были полной его противоположностью.

P6100608.JPG

Карлос — пожилой чиновник, как потом выяснилось самый везучий из нашей команды, спокойный и уравновешенный. И Хосе, владелец охотничьего магазина в Мадриде. Хотя на вид ему можно было дать лет 60, в действительности, оказалось, что ему еще нет и 50. Веселый, бойкий и общительный. Жизнь в нем била через край. Он постоянно общался то с нами, то с егерями. Языкового барьера для него просто не существовало. С помощью мимики и жестов он мог объясниться с кем угодно и о чем угодно, вызываю, порой, бурю смеха. «Просто Олег Попов, какой-то» – подвели мы итог к концу нашей поездки. Четвертый охотник наш соотечественник – Виктор. Руководитель одной крупной туристической фирмы, уже в возрасте, но очень активный и бодрый. Горами его было не удивить, был и на Тянь-Шане, и в Киргизии, да и, вообще, путешествовал постоянно. Он как-то сразу влился в нашу маленькую русскоговорящую компанию и расположил к себе.


на сайт 2.jpg

На Игоря было тяжело смотреть. Эти девять часов дались ему очень тяжело. Еще в самом начале пути мы провалились в горную речку. Зачерпнули хорошенько водички. Меня спасли высокие ботинки и заблаговременно надетые бахилы, вода только слегка намочила сверху термоноски. А вот Игорь зачерпнул по полной, но в начале не придал этому особого значения. Однако, после пары часов подъема, на мой вопрос «как себя чувствуешь» ответил, что, похоже, натер ногу. Нога оказалась не просто натертой, а стертой вкровь. Вот тебе на! А впереди еще больше половины пути вверх. Да еще как вверх! Киргизские горы казались просто холмиками по сравнению со склонами Азербайджана. Но там, хотя высота и была больше, мы лазили в основном на лошадях, а здесь все ножками. Я был просто счастлив, что начал готовиться к поездке заблаговременно, совершая ежедневный пробежки.

Про снаряжение надо сказать отдельно. Поскольку была середина июня, то одежду я взял самую легкую, но теплый свитер и термобелье оказались совсем не лишними — на высоте к ночи очень сильно холодало. На себя надел летние брюки и футболку с короткими рукавами. Вот тут я и ошибся: горное солнце не пощадило мои руки, и они обгорели. Тонкая летняя куртка пригодилась уже в конце подъема, когда холодный ветер стал давать о себе знать, а вот куртку из гортекса я одевал только вечером, да утеплялся ей ночью. Все это добро, плюс спортивная шапочка, дождевик, спальник, коврик и куча всякой мелочи легко поместились в видавший виды «новотурский» 60-литровый рюкзак. На плечо сумку с фотоаппаратами и видеокамерой. А на голову бейсболку.

P6130733.JPG

На ногах высокие ботинки «РОККИ». Прошлой осенью в Киргизии мои старые ботинки, того же производителя, приказали долго жить, отслужив мне верой и правдой лет 5 или 6. Мои новые ботинки я уже проверил прошлой зимой в горах Испании. И хотя, надетые на тонкий летний термоносок, они были мне чуть великоваты, ноги чувствовали себя очень комфортно. Низкий поклон производителям за крепкую колодку и отличную подошву с надежным протектором. Если бы не они я точно куда-нибудь сорвался или соскользнул. Кавказские горы ботинки выдержали, но у одного начал отслаиваться резиновый носок. И, глядя на то, как отвалились во время восхождения подошвы на ботинках Виктора, кстати, тоже «РОККИ» и тоже пятилетних, я решил не дожидаться, когда это случиться и со мной. Поэтому, перед отъездом оставил свои ботинки одному из егерей. Пусть лучше в ботинках ходит, чем в резиновых сапогах. А поверх ботинок бахилы. Честно скажу, впервые пользовался этим атрибутом одежды, но не пожалел ни секунды. При переправе, когда поскользнулся на камнях и угодил в воду, они не дали основательно зачерпнуть воды и промочить ноги. А на подъеме защищали от росы и колючих веток кустов. Когда поднялись повыше, я их снял и одел только уже на спуске.

P6130758.JPG

Надо отдать должное Игорю. Пластырь, бинт — и мы вновь лезем на гору. Наши егеря — молодой Адиль и молчаливый Рафаэль (прям черепашка-ниндзя, какой-то; по крайней мере, по горам лазает точно не хуже своего мультяшного тезки). Периодически «убегая» вперед, а потом, дожидаясь нашего «восхождения», они постоянно переговаривались по рации с другими группами, которые поднимались по соседним склонам. Уже на середине горы Адиль завел свое «шанс, шанс», утверждая, что там, на высоте, стоит стадо туров, среди которых есть «супер трофей». Нам их было не видно, зато зверей наблюдали наши соседи.

Когда нам в проводники старшим выделили молодого двадцатилетнего Адиля, мы удивились.

P6140767.JPG

Все-таки на охоте важен опыт. «Он очень опытный, – сказал Асиф. Наша команда уже больше 20 лет организует охоты, а Адиль, племянник Наримана, пришел только 3 года назад и уже стал очень хорошим проводником». Мы пожали плечами – организатору виднее. Да и как усомниться, когда мы в первый раз всех их видели? Надо заметить, что вся егерская команда состояла из лезгинов. Все они жили в одной деревне, расположенной в предгорьях, вели свое хозяйство и участвовали в охотах в качестве егерей и проводников. По-русски большинство из них практически не говорило, а учить чужой язык особенно не пыталось.

Я как будто вернулся в …87 год, когда в нашу воинскую часть пришло пополнение с Кавказа. Конечно, никто из них по-русски не понимал, поэтому никаких приказов они не выполняли. Но в советской армии были свои правила. Полная выкладка и марш-бросок по карельским лесам и болотам с шутками и прибаутками старшины – «кто по-русски понимает — перекур, кто не понимает – продолжаем бежать». Как ни удивительно, но к концу марш-броска все прекрасно понимали и говорили на русском языке.

Жаль, но данный метод был неприменим. Мы были гостями!

Чем выше была гора, тем тяжелее становилось. Уже сказывалась трехтысячная высота. Стоило резко повернуться в сторону, как тут же начинала кружиться голова.

- Слушай, Леш, надо отдыхать. Не могу больше, – сказал Игорь, когда до вершины оставалось не так уж и много. Все наше снаряжение давно лежало в лагере, а мы уже почти час «ползли» вверх останавливаясь чуть ли не после каждого шага.

- Игорь, но не возвращаться же назад, когда мы почти уже дошли? – отвечал я.

- Нет, конечно. Просто нужен хороший отдых, а то у меня просто в глазах темно.

IMG_0050.JPG

Мы опять остановились и посмотрели на последние несколько метров скальника, из-за которого на нас с нетерпением поглядывали проводники. Ладно, последний рывок. Змейка вправо, змейка влево. Никаких прямых подъемов. Пока позволяют скалы, только несколько шагов по диагонали в одну сторону, и тут же разворот и идем в другую. Вот, наконец, и забрались. Солнце уже совсем низко. Хорошо бы успеть до темноты спуститься в лагерь. Короткий отдых под неугомонное причитание «шанс, шанс».

Туман, который вчера вечером укутал горы так, что мы их не видели, к утру рассеялся, и яркое солнце провожало наш выход. Зато к середине дня, когда мы уже одолели большую часть пути, облака снова наползли, то скрывая соседние склоны, то вновь открывая их.

на с айт 3.jpg

Первую половину пути мы проделали в тени гор, но чем выше поднимались, тем все меньше она прикрывала нас, пока не исчезла совсем. И если бы не ветер, налетающий из-за склонов холодными порывами, было бы очень жарко. Незащищенные руки и лицо обгорели довольно быстро и теперь краснели кумачовым румянцем. Пить хотелось постоянно, но я сдерживал себя, зная насколько тяжело будет идти, напившись. И даже на длительных остановках старался делать только несколько глотков. Хорошо, что хоть воды с собой взяли достаточно.

А вокруг все цвело, благоухало и пело. В каждой щели, за каждым камнем прятались цветки самых разных растений. Казалось, что они используюсь любую возможность, чтобы зацепиться корнями за клочок земли. Я никогда не задавался вопросом – почему немецкая дивизия горных стрелков во время Второй мировой войны называлась «Эдельвейс»? Не задавался, пока не увидел этот цветок, растущий на вертикальной скале назло всем ветрам и камнепадам.

на сайт4.jpg

Хотелось надеяться, что мы тоже будем так же цепляться за скалы, на которые нам предстояло забраться. Когда мы поднялись к альпийским лугам, то я уже просто не мог оторвать глаз от окуляра фотоаппарата. Луг был такой мягкий и бархатистый, что хотелось улечься на его мягкое покрывало и, вдыхая его зеленую свежеть, со всем многообразием синих, голубых, желтых, красных цветков, заснуть и видеть чудесные сны. Да разве могло быть иначе? Могло. Я открыл глаза. «Давай, давай, вставай…». Пора.

IMG_0122.JPG

Адиль отполз от края склона:

— Шанс, трофей, давай.

- Сколько? – спросил Игорь.

- Нормал, нормал трофей, — послышалось в ответ.

- Что значит «нормал»? Супер трофей? До него сколько? – спрашиваем его и я и Игорь.

- Но супер. Нормал, отвечал Адиль.

Черт его знает, что значит это его «нормал». Шестьдесят, семьдесят сантиметров?

- Сейчас, шанс, нормал, – Адиль тянет Игоря к краю.

- Подожди, Адиль. Какая дистанция, сколько до трофея? – останавливаем его.

Игорь достает балкалькулятор. Адиль вновь берет камень и пишет 423. Отлично 423 метра, но туры лежат где-то внизу, надо померить угол.

- Адиль, угол какой, угол?

IMGA0003.JPG

Проводник недоуменно смотрит на нас. Вот когда нужен переводчик.

- Что, проблем? – делает он вывод.

- Нет, — отвечает Игорь, — мне угол надо померить.

На весь разговор уходит всего несколько секунд. Но, так и не поняв нас, Адиль побежал, пригнувшись, вниз и начал манить за собой. Рафаэль стал объяснять жестами, что надо спуститься ниже. Да куда ниже? Ниже сплошные скалы. Адиль выбирается на самый край каменистой площадки расположенной ниже нас, за которой кажется уже начинается пропасть.

P6120704.JPG

Игорь встает в ступоре:

- Да, не полезу я туда. Я боюсь. Ноги после подъема вообще не держат. Сорвусь сейчас, нафиг, и все.

Я поворачиваюсь к Адилю:

- Нет, не пойдет Игорь туда. — Говорю, а сам показываю скрещенные руки.

Егеря мечутся. Адиль весь на нервах перебегает на другое место ближе к Игорю.

- Давай, сюда, давай, — зовет он его.

Вроде бы здесь более пологий склон. Игорь выдвигается вперед. Адиль рядом. Я за ними.

- Куда стрелять, — слышу голос Игоря, — вот в этих?

Перевожу взгляд влево и вижу метрах в 100 стоящих молодых туров.

- Будешь детей стрелять? – удивляется Адиль.

- Нет, конечно, — отвечает Игорь, — а я что, знаю, как они выглядят? Где туры?

Адиль показывает вниз. Там лежат туры. До них больше 300 метров. Игорь начинает целиться.

- Опоры нет. Угол какой? – спрашивает он меня.

Я переползаю вниз и подставляю плечо под его ногу. Вниз градусов 55. Смотрю в дальномер на туров.

- 311 метров. Угол 45 градусов, – дублирую я его показания.

Туры, стоящие рядом с нами срываются вниз, а следом за ними поднимается и все стадо. Но, пробежав несколько шагов, останавливается, глядя в нашу сторону.

Игорь целится:

- В кого стрелять?

- На бинокль, сам выбирай,- отвечает Адиль.

Это что-то новенькое. Откуда мы можем знать какой трофей больше, а какой меньше.

- Выбирай большого, — говорит егерь.

- Игорь, большая группа справа, — пытаюсь я скорректировать направление.

- Я их не вижу, они за камнями, отвечает он, — вижу только трех слева.

Выстрел. Я отрываюсь от окуляра дальномера и вижу, как вниз по склону скатывается тур. А остальное стадо бежит вниз по ущелью.

на сайт5.jpg

Егеря перебегают ниже, я устремляюсь за ними, а Игорь забирается обратно на ровную площадку. Долго разглядываю в бинокль, стоящее в полукилометре от нас стадо. Зверей около десятка, но большого среди них нет. Может быть, Игорю удалось добыть именно его? Но из всей смеси русских, английский и лезгинских слов понимаю, что супер трофея не было, и что стреляли мы «нормал тур».

Я возвращаюсь к Игорю, сидящему в стороне от обрыва, и пересказываю все что понял.

- Ну, и зачем тогда надо было нас так гнать? – говорит он.

Но егеря уже начали спускаться. Адиль к лагерю, а Рафаэль за туром. Мы пошли за ними. И тут вновь спустился туман. Да такой плотный, что все, что было ниже нас, просто исчезло. Лучи заходящего солнца осветили это облачное царство, и мы почувствовали себя как «небожители».

IMG_0082.JPG

IMG_0085.JPG

Я воскликнул:

- Вот это красота! Да только ради этого можно было сюда забраться, Игорь!

- Очень красиво! – устало отвечал он.

Связи с базой не было. Этого можно было ожидать. Зато связались с Нариманом, который ночевал с парой испанцев на соседнем склоне, и долго объясняли ему то, что не могли разъяснить Адилю. А он уже переводил наши слова.

Трофей, который из-за тумана оставили в ущелье до утра, был, по словам егерей, совсем не крупный – около 60 см.

- А зачем тогда мы стреляли? — спросил Игорь.

- Это хороший трофей, завтра такого шанса может не быть, — сказал Нариман.

- Ребенок, — ответил ему Игорь.

- Да, ладно тебе, — пытался я успокоить товарища, — смотри, с какими трудностями ты добыл его. Можно сказать «просто на зубах». Ноги стер в кровь. Сразу после подъема и в бой.

- Да, — отвечал Игорь, — я так устал, что даже не сумел почувствовать всего удовольствия от охоты и до сих пор не осознал, что добыл тура.

Но усталость брала свое, и мы, перекусив и напившись чая, забрались в спальники.

Хотя место под палатки было расчищено и стояли они на довольно ровных площадках, удобное место надо было еще поискать. Я проснулся часа через два от того, что у меня свело ногу, и я замерз. Спальник, рассчитанный на температуры от -10 до +10 градусов, явно себя не оправдывал. Накинув на себя теплую одежду, лежащую рядом, я попытался заснуть. Но не тут-то было. Бедро правой ноги ныло и ныло. Видимо, вчера при подъеме я основательно перетрудил его, а когда лег спать уперся им в камень и отлежал. Ночка обещала быть не скучной. Надо согреться и постараться уснуть. Сон потихоньку начал одолевать уставшее за день тело.

И тут я чуть не выскочил из палатки. Прямо над ухом раздался богатырский храп Игоря. Я попытался повернуться на другой бок – заныло бедро. Ну, что за напасть? Я расстегнул спальник. Сел, зажег фонарь и вылез из палатки. Ночь была просто чудесная. Отроги гор лишь слегка выделялись на фоне темного неба. А над ними раскрывалось небо! Если бы я был астрономом, то обязательно жил на вершине горы и смотрел на звезды, миллиарды которых словно зерна усыпали ночное небо. Казалось протяни руку и достанешь их. Может быть, правы те, кто считает, что мы прилетели из космоса? И поэтому нас так тянет туда, в это неведомое небесное море? А внизу такими же «звездами» светились поселки, совершенно незаметные днем и такие многочисленные ночью.

Лучшее средство от чужого храпа – беруши. Я отыскал аптечку, свернул вату и заткнул уши. Храп не прекратился, но стал слышен намного тише. Опять застегивание спальника, накрывание себя любимого теплыми вещами. Для надежности я пару раз пнул Игоря в бок. Храп на какое-то время стих, но потом начался вновь с нарастающей силой. Я повторил экзекуцию. Игорь повернулся ко мне спиной, и стало намного тише.

сайт 6.jpg

Утром мы не спешили вставать, но солнце, выглянувшее из-за склона горы, быстро нагрело палатку и выгнало нас наружу. Рафаэль готовил завтрак. Адиль еще утром ушел бродить по соседним склонам в надежде отыскать «супер трофей». А теперь возвращался в лагерь, и его ковбойская шляпа мелькала среди скал.

Туров не было. Вчерашние выстрелы, наши и Виктора, который охотился на соседних отрогах, распугали зверей. После завтрака егеря пошли искать наш вчерашний трофей. А мы расположились на площадке в надежде увидеть туров. Но они пришли только к вечеру, когда начало смеркаться, и это были самки с козлятами и молодые туры. Мы разглядывали их минут 30, пока снизу не раздался свист, зовущий их вслед за стадом, и звери растаяли в сумерках, означая свое присутствие срывающимися вслед за ними камнями.

Трофей Игоря оказался не очень крупный, но, как потом выяснилось, самый большой по сравнению с трофеями Виктора и Цезаря, которые охотились на соседних склонах. Лагеря наших соседей мы наблюдали весь день. Палатки команды Цезаря располагались на соседней вершине. А вот Виктор со своими егерями был немного пониже, зато и ходить ему приходилось довольно далеко. Наши же похождения закончились еще в первый день. Чтобы искать туров надо было идти на другие отроги, но об этом можно было и не мечтать. Игорь весь день проходил босиком. Одеть любую обувь было равносильно подвигу. А ведь нам еще предстояло спускаться.

Вечером, наконец-то, появилась связь с лагерем, и мы обсудили с Асифом наши проблемы. Решение, идти ли дальше, или спускаться в лагерь отложили до утра. Все будет зависеть от состояния Игоря.

Утром мы начали спуск. Он занял всего часа четыре, но было видно каких усилий стоит Игорю каждый шаг. Я искренне сочувствовал ему, но помочь ничем не мог. Самым запоминающимся стал участок сыпняка, мелкого камня который при подъеме мы старались перебегать как можно скорее. «Сейчас будет азербайджанское метро» сказал Рафаэль.

сайт7.jpg

Они с Адилем встали на сыпь друг за другом, и она поехала вниз вместе с ними. Надо было только вовремя вынимать ноги из камней и опираться на палку, вечную нашу спутницу в этой поездке. Эх, как жаль, что нельзя так доехать до самого низа, и быстро и весело.

Про азербайджанские палки надо сказать отдельно. Нигде больше мы не пользовались ими. В Киргизии нам помогали лошади, какие уж там палки. В Испании горы были не такие высокие, чтобы они могли понадобиться. Азербайджанские палки, сделанные из крепкого дерева, скорее всего бука, были просто незаменимы. Что на подъеме, что на спуске я чувствовал ее, как свою третью ногу. Несколько раз она просто спасала меня от полета вниз.

Ближе к лагерю ноги стали отказываться идти. Любой маленький подъем казался отдыхом, а спуск мучением. Мышцы бедер, непривычные к подобной нагрузке, отказывались держать ноги. Какое же было счастье добраться до базы.

Но лучше бы мы сюда не возвращались. Перед входом, на камнях стоял череп тура с великолепными рогами более 80 сантиметров длиной.

- Ну, я же говорил, – сказал Игорь, — ребенка мы отстреляли.

Повезло испанскому охотнику Карлосу. Еще в первый день он отстрелял прекрасный трофей. К всеобщему удивлению принцип – чем выше забирается охотник, тем более качественный трофей он добывает, в этот раз не сработал. Все было с точностью наоборот. Все охотники, кто был на предельных высотах, не сумели найти больших трофеев. В какой-то момент казалось, что охотничье счастье улыбнулось и Виктору, который в первый день и видел и стрелял «большого» тура. Но увы, пуля прошла мимо.

На этот раз фортуна решила выбрать только одного охотника – Карлоса. Этим же вечером он пошел на засидку караулить косулю. И она пришла к нему. Но он промахнулся. Зато следующим вечером добыл великолепного бурого медведя. Ну, что же, может в следующий раз нам повезет больше?

P6150815.JPG

Если вы думаете, что на этом наши приключения закончились, то очень сильно ошибаетесь.

Наше возвращение в лагерь было просто счастьем. Игорь переоделся в тапочки и блаженствовал. Мой организм, обезвоженный нагрузками, стремился пополнить свои ресурсы, и я ни в чем себе не отказывал. В употребление шли вода, пиво, вино, соки. А когда к нам присоединился Виктор, вернувшийся буквально перед нами и приходивший в себя, лежа на кровати, ко всем вышеописанным напиткам присоединилась и водка. Тело нежилось, а после горячего душа и благоухало.

Когда стало вечереть, Нариман, смотревший на соседнюю гору, подозвал нас и показал в сторону склона. «Серна» — сказал он. Мы по очереди стали смотреть в трубу от Svarovski и увидели, как грациозное животное остановилось на уступе, а затем улеглось за камнями.

- Если хочешь, — сказал Нариман, обращаясь к Игорю, — завтра можно будет к ней подойти?

- Посмотрим, как я себя буду чувствовать, — ответил Игорь и посмотрел на свои ноги.

На следующее утро мы осуществили попытку поохотиться загоном, но зверей не было. И мы вернулись в лагерь, «не солоно хлебавши». А к вечеру Игорь сказал, что вряд ли сумеет подняться на склон за серной.

- А я бы сходил, — неожиданно для всех сказал Виктор.

- Ну, тогда будь готов к половине четвертого, — ответил Асиф.

- А я буду тогда снизу тебя подстраховывать, — поддержал его Игорь, – но стрелять буду, только когда ты выстрелишь.

Так и поступили. Когда Виктор уехал, мы то и дело осматривали склон. Особенно усердствовал Игорь. Хотя ноги не позволяли уйти далеко от лагеря, охотничья страсть не давала ему ни секунды покоя. Он настроил свою трубу и осматривал склоны. Но серна вышла совсем не туда, куда мы ожидали.

- Вот она, — позвал меня Игорь, и я, схватив бинокль, побежал к товарищу. Но, как я не старался, серну увидеть не мог.

- Так, давай рассказывай, где она? – спросил я его.

- Нет, ты совсем не туда смотришь, — ответил он, — она совсем на другом склоне, стоит в тени дерева. Сейчас я трубу настрою. Вот смотри.

Я прислонился к окуляру и только тут разглядел движение в тени кустов, а через какое-то время увидел и саму серну. Это был прекрасный самец с великолепными рогами. Мечта любого охотника. Я слегка позавидовал Виктору, который должен был уже начать скрадывать зверя. Но такие же чувства испытывал и Игорь.

- Я уже начинаю жалеть, что сам не пошел к ней, – посетовал он.

- А ноги? В тапочках на гору не полезешь, – ответил я.

Игорь согласно покачал головой.

- Сколько до нее, у меня «Лейка» не берет? – спросил он.

Я попытался померить «Люпольдом»:

- У меня тоже.

- А Виктор-то где? – спросил Игорь у подошедшего Наримана.

- Все еще подходит. Они еще поднимаются, – ответил тот, — егерь говорит, Виктор очень медленно идет.

Тем временем серна вышла из тени и, пощипывая редкие клочки травы, стала двигаться вверх по склону. Но, дойдя до зеленой полянки, остановилась на ней.

- Давай подойдем ближе и будем ждать, — сказал Игорь.

- Нет проблем, – ответил Нариман.

Я схватил коврик, бинокль и дальномер и побежал за Игорем, Нариманом и егерями. Даже в тапочках и с больными ногами мой товарищ основательно припустил вниз по склону. Я уже не первый раз езжу с Игорем на охоту. И думаю, что если бы он мог увидеть эту серну сегодня днем, то никакие больные ноги не остановили его. А сейчас мы быстро шли по склону, пытаясь немного сократить дистанцию и выбрать удобное место для стрельбы. Нашли. Приготовились.

P6140802.JPG

- Игорь, у тебя же вращения барабана не хватит? – спросил я.

- Я уже посчитал, должно хватить, — ответил он, — давай меряй дистанцию.

Только раза с четвертого или пятого мне удалось померить, а потом подтвердить дистанцию.

- 1080 метров и угол 25, — подтвердил я.

Игорь начал крутить барабан прицела. Я уже неоднократно убеждался в прелести и удобстве для горных охот его Leupoldа, а в меткости стрелка сомневаться не приходилось. Но вот хватит ли 14-кратного увеличения, чтобы прицелиться на такой дистанции.

- Хватило? – спросил я.

- Да, — ответил товарищ, — но не хватает кратности. Целюсь по силуэту.

Потянулись долгие минуты ожидания. Серна уже никуда не перемещалась, а мирно паслась. Я рассматривал в бинокль лесистый склон, по которому поднимался Виктор. И пару раз даже увидел, как среди деревьев мелькнуло что-то светлое.

- Виктор уже довольно близко, скоро должен увидеть серну, — сообщил я охотникам.

И тут зверь насторожился, а потом очень быстро побежал вверх.

- Уходит, уходит, — закричали мы наперебой, — надо стрелять. Видимо ребята подшумели.

На горе была тишина. То ли охотники не видели уходящую серну, то ли им было неудобно стрелять.

Игорь провожал убегающего зверя своим Blazer .300 Blaz.mag и, как только он остановился, выстрелил. Куда полетела пуля с такого расстояния было не видно, но серна сорвалась и помчалась к деревьям. Второй выстрел был салютом грациозному зверю.

Когда вернулся Виктор со своим егерем, то оказалось, что Игорь попал всего сантиметров на 15 ниже тела животного. Сказалось расстояние и то, что серна перебежала немного выше. Жаль. Но какой был выстрел! Впервые в жизни Игорь стрелял на такую дистанцию, да еще без предварительной подготовки и почти попал!

Что ж значит можно тренироваться и стрелять в будущем на такие дистанции.

На следующий день мы прощались с горами и нашими гостеприимными хозяевами. Пусть не все сложилось так, как мы хотели, но то радушие, с которым принимали нас горцы, та дружеская атмосфера, которая царила в лагере, очень к себе располагала, и хотелось вновь сюда вернуться.

P.S. Через неделю, после нашего возвращения из Азербайджана, мне позвонил Игорь и радостно сообщил, что ноги начали подживать и он смог нормально надеть ботинки.

- А «Азербайджан» надо повторять, — сказал он. — Давай, договаривайся на следующий июль.

 

оставьте комментарий