Вологда 2008
\\ Нет комментариев.

А.Беляков.

фото А.Дроздов и А.Беляков

Кажется всего неделя прошла как вернулся с охоты, а уже безудержно тянет обратно. Друзья, отгулявшие свой отпуск еще в середине лета, с тоской слушают охотничьи рассказы и на мои тоскливые завывания реагируют однозначно – « Ну ты и сволочь. Ты же только на днях вернулся…». Да, я такой. Чем больше езжу – тем больше хочется.

Всего какую-то неделю удалось оторвать от рабочих буден, а воспоминаний теперь…

На разливах.

Приехали, как обычно, за день до открытия. Чтобы спокойно без суеты разобраться в ситуации, взять путевки и, загрузив байдарки на крыши машин, выехать к месту открытия охоты. Надо сказать, что в последние несколько лет, мое открытие охоты по перу каждую осень начинается именно таким образом. И не так, что бы за 17 лет оно сильно изменилось, но повторяется из года в год. А с появлением байдарок, которые в большинстве своем круглый год хранятся на чердаке деревенского дома и состоят их старых «Салютов» с давно изгнившими брезентовыми чехлами, но прекрасно служащими для сплава по лесным речкам, а потом переездам по заросшим заливчикам водохранилища — стало более интересным. И никакие новые законы о регистрации плавсредств на них не распространяются. Какая там регистрация, если, при одном взгляде на это суденышко, кажется, что оно вряд ли переживет очередной сезон. А оно переживает и вновь спускается на воду неугомонными охотниками.

Я никогда не был большим любителем утиной охоты и всегда предпочитаю ей охоту с собакой по тетеревиным выводкам, или поиск по лугам коростелей и дупелей с бекасами. Но каждый август стараюсь провести первые две – три охотничьи зори с друзьями на разливах водохранилища в устье речек с красивыми и такими близкими для меня названиями Ягрыш и Карчепка. Были годы, когда на открытие охоты съезжалось очень много самого разного народа, и всю ночь перед открытием мерцали костры на соседних мысах, а утром канонада стояла страшная, и утку гоняли практически весь день. Но годы идут, а охотников не становится больше. И хотя, в этом году приехала бригада из восьми череповецких стрелков, которые еще в темноте уехали на лодках за 1,5 километра в сторону «пеньков», остатков затопленного в 60-е годы леса, а сейчас, выпирающих среди травы сухих стволов деревьев, где всегда держится множество утки – стрельбы не стало больше.

Но обо всем по порядку.

Жара в этом году выдалась на славу. И хотя ничего не горело, но и грибов с ягодами практически не было, так – набрать немного на стол. Загрузив вещами полную байдарку, я, раздевшись до трусов, взгромоздился на всю эту кучу и, вооружившись веслом, отчалил в сторону будущей стоянки. Позади меня, равномерно шлепали по воде весла второй лодки не сильно отстававшей от меня. И все-таки на место я пришел первым, а выгрузившись, скинул с себя последние остатки одежды и бросился в ласковую воду водохранилища. К моменту, когда в заливчике показался нос второй байдарки, я уже стоял на берегу и радостно кричал ее единственному «рулевому»: «Лешка. Сегодня будет нуддийская охота…»

сайт.jpg

Но буквально через час начали пребывать остальные участники предстоящего торжества, большинство из которых я видел впервые. Поэтому, чтобы не вводить их в смущение, пришлось надеть на себя отдельные элементы верхней одежды. Ночь прошла довольно быстро, особенно если учесть, что около полуночи пришлось плыть назад и встречать одного из запоздалых друзей, слишком поздно вырвавшегося из московской суеты, но стремящегося всенепременно попасть на предстоящее празднество.

В 3.30 подъем, а в 4.00 уже разъезжаться по местам. И вот уже лодка замаскирована, патроны вставлены в стволы, собака слегка поскуливает от возбуждения, сидя рядом. Остров, на котором я расположился, был примечен мной еще весной, когда мы охотились на селезня с подсадными утками. Расположился он почти у самого берега в устье одной из маленьких речек и, наверное, до создания водохранилища был кусочком берега. Особенно меня привлекло то, что на него нельзя попасть с суши – только на лодке, это во-первых. Во-вторых, с одного своего края он немного зарос тростником, а так травка, в основном, мелкая, и значит, собаке будет хорошо видна падающая утка. А в-третьих, из года в год именно около него собиралось множество утки, залетающей в залив.

Нельзя сказать, чтобы птица в этот год летала очень активно, но все-таки была великолепная возможность показать свои навыки в стрельбе, остроте слуха и ясности взора. И я показал!!!! Сколько великолепных промахов я сделал, сколько прекрасных возможностей для выстрела упустил, а скольким уткам помахал вслед рукой…. Но удовольствие, полученное на первой зорьки трудно сравнить с другими, проведенными в последующие дни. К концу зори мне, все-таки удалось добыть пять уток, ни одну из которых не пришлось искать – отлично сработала Гуля (трехлетний дратхаар). 

Конечно, можно было бы настрелять и больше, но зачем жалеть о птице, которая оказалась быстрее и хитрее тебя и твоих выстрелов? Нет, пусть живет до следующей осени.

Очень удивило, что среди уток преобладали свиязи, и практически не было кряквы – на 15 птиц одна кряковая утка и одна широконоска. Зато сколько не поднявшейся на крыло птицы, сколько «хлопунцов» перебегающих перед лодкой…

На следующий день, немного расстроившись от наблюдения за бесчинством местных браконьеров, гоняющих на лодках с моторами всю эту неспособную подняться на крыло братию,  вновь погрузили лагерь и двинулись в обратную сторону.

В деревне.

Как не приятно было провести несколько дней на берегу водохранилища, а в деревне, все-таки, казалось и уютнее и «теплее». Надо сказать, что деревню эту я полюбил еще после первого своего посещения, будучи безбородым юнцом, студентом второго курса МГУ. И с тех пор два раза в год обязательно приезжаю сюда. Сначала весной на весеннюю десятидневку, а затем уже по осени. Менялись люди, удивляла своими катаклизмами природа и погода, менялось государство, а деревня стояла и стоит без каких–либо существенных перемен. И хотя, находится она всего в трех километрах от «цивилизации», но как не было в ней электричества, так и нет, как копали сами себе колодцы, так и копают, как возили сами газовые баллоны из Вологды, так и возят. Да собственно вся деревня, всего пять домов, а живут в основном дачники из Череповца да Вологды, а зимой она вообще стоит пустая.

Вот приезжаешь в нее и чувствуешь полную оторванность от цивилизации. Хочешь чаю – ставишь самовар. Хочешь еды разжигаешь костер или топишь печку. Конечно, если очень спешишь, то можно приготовить и на газу, но это уже изыски. Газ либо для варения, либо для приготовления маринада.

И каждые утро и вечер — на охоту по окрестным полям и лугам, по пойме реки или на соседнее болото. Этот год был просто ударный по дичи. Тетеревиные выводки многочисленны по 6 – 8 птиц, коростелей «полная» пойма, дупеля маловато, но это и понятно – очень сухо. В лесу просто огромные выводки рябчиков. Если бы я ходил только на охоту, то птицу просто не куда было бы девать, но мы приехали отдыхать, поэтому охотничьи дни сменялись отдыхом и приятным времяпрепровождением, то в бане, то в поездке по святым местам Кирилово — Белозерской земли и Ферапонтова монастыря. Тем не менее, охота стояла на первом месте и, как только позволяла погода, настроение и отдохнувшая собака, что было не маловажно, мы вновь устремлялись в поля.



Беляков А

оставьте комментарий