Спринтерский день
\\ Нет комментариев.

На открытие охоты мы опоздали, задержали дела, и приехали только на следующий день. Выйдя из автобуса, радовались не меньше чем Арчи — рыже-пегий русский спаниель, который бегал вдоль придорожных кустов и готов был «пометить» все окрестные камни. Дни стояли теплые и, хотя земля носила следы недавнего дождя, по дороге вполне можно было идти. Поля еще не начинали убирать и вокруг колыхались нивы овса и ячменя. Ветер, который кажется, был постоянным жителем этих мест, пробегал по ним волнами, раскачивая наливающиеся колосья. С середины поля, приветствуя нас гортанными криками, поднялись журавли и медленно поплыли над нашими головами.



Был конец августа. Березы только еще начинали желтеть, но зелень листвы и травы отгоняли мысли об уходящем лете. Почти два месяца в Вологодской области стояла жара, но первые дожди были такими обильными, что сумели напоить землю. И в лесу отовсюду полезли долгожданные грибы, а следом за ними и грибники, которые появлялись пешком, на машинах, на мотоциклах, на велосипедах и других средствах передвижения. Дичь, распуганная неожиданно нахлынувшими пришельцами, переместилась в более спокойные места, а мы решили заняться своей любимой охотой.

Весь вчерашний день и ночь лил дождь. Все кругом пропиталось водой настолько, что, казалось, нет такого места на земле, где могла бы спрятаться птица. Арчи шел рядом, но всем своим существом от кончика носа до кончика хвоста был впереди — в море воды, травы и запахов. Я зарядил ружье и пустил собаку в поиск. Уже после первых же петель пес стал мокрым, как мышь, но его пыл от этого не угас, и при его приближении раздавалось фырканье и хрюканье.

Вот он забеспокоился, почуяв дичь, и стал двигаться более энергично, а его хвостик начал описывать невообразимые фигуры. Было ясно, что птица только что была здесь, и ее запах очень волновал собаку. Я смотрел на своего четвероногого помощника и мне казалось, что не он, а я чувствую этот запах, он манит меня, зовет, сводит с ума — в этот миг мы были не охотником и собакой, а чем-то единым, связанным одной страстью и целью. Поиск продолжался всего около минуты, а казалось, что прошла целая вечность.

Но птица явно не собиралась взлетать. Я переместился чуть-чуть вперед и решил заменить патроны на другие, с более мелким номером дроби. И, как это бывает чаще всего, в этот момент и появился коростель. Но он не взлетел, вытянув ноги и оглядываясь на возмутителей своего спокойствия, нет… Медленно и чинно, вытянувшись вперед и проскальзывая между травинок, он вышел из-под небольшого кустика, к которому направлялась собака, и пошел в сторону канавы, заросшей травой и мелким ивняком. Все это происходило прямо у моих ног, и я стал решать, что же делать. Мысли сменяли одна другую и вихрем  проносились в голове. Ружье было раскрыто, но стрелять с такого расстояния было бессмысленно. Можно, конечно, попытаться «вытоптать» птицу из травы, но кусты были так близко, что я вряд ли после ее подъема успею закрыть ружье и выстрелить. К тому же, дробь может сильно разбить птицу. И тут мне пришла наивная мысль — поймать коростеля. Надо только протянуть руку, и…

Я стал медленно приседать, наблюдая за идущей птицей, и вытягивая руку, а когда оставалось всего несколько сантиметров, я сделал быстрое движение, стараясь схватить его. Коростель, который медленно вышагивал у моих ног, пропал так быстро, что можно было подумать, что всё это мне причудилось, Только слегка качнувшиеся травинки убеждали, что он был здесь секунду назад.

Я подозвал собаку, пробирающуюся через кусты, и показал ей след, по которому она тут же убежала, хотя был уверен, что такой опытной птице, обманувшей нас на открытом месте, ничего не стоит сделать это в густых зарослях.

В тот день ещё несколько раз Арчи начинал искать коростелей по пойме реки, но птицы, видимо сильно намокшие от обильного дождя, не хотели взлетать, а может быть у них был просто спринтерский день…

оставьте комментарий